Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль

Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль, подсоединив его к коммуникационной системе, встроенной в рабочий стол звездного полковника Пола Муна. Громадная фигура Муна возвышалась над ней, пока она активировала модуль. Наконец на выдвинувшемся из стола экране замерцало изображение. Трент стоял рядом с Джудит по стойке «смирно» и глядел на экран.

На экране двигалась «Гильотина», с которой пришлось сражаться Тренту и Джез. Засверкали вспышки, когда Джез выпалила из оставшегося на ее «Уохоке» оружия, а вражеский мех открыл ответный огонь. Затем засверкали вспышки выстрелов Трента, после которых разрушенная «Гильотина» рухнула в болотную жижу.

Ракурс изображения поменялся, на экране теперь виден был Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль выжженный кокпит «Уорхока», уничтоженный, очевидно, последним залпом «Гильотины». Из кабины меха валил дым...

Пол Мун, воспользовавшись дистанционным пультом, отмотал изображение назад. Он как будто хотел удостовериться в серьезности повреждений, нанесенных «Ястребу». Затем полковник молча отключил экран, втянувшийся назад в стол, и холодно посмотрел на Джудит.

– БоеПЗУ звездного капитана Джез Хоуэлл не подлежал восстановлению, воут?

– Так точно, звёздный полковник, – вытянулась в струнку Джудит.

Мун пристально глядел в глаза связанной, как бы оценивая правдивость ее слов.

– И она была уже мертва, когда вы там появились, воут?

– Так точно.

Пол Мун немного помолчал, прежде чем заговорить снова.

– Хорошо, техник, можете идти Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль, – произнес он сквозь зубы.

Джудит извлекла БоеРОМ из модуля, только мельком взглянув на своего хозяина. Затем вышла из помещения, закрыв за собой дверь.

– Звёздный капитан Джез Хоуэлл мертва, – сказал Мун таким тоном, как будто цитировал Предание. – Она погибла как герой в битве против врагов Дымчатого Ягуара. Такой она останется в нашей памяти.

Трент кивнул, но ничего не сказал. Его охватило странное возбуждение, но на лице ничего не отражалось. Мун внимательно глядел на него.

– Вы согласны, звёздный капитан?

– Так точно, звёздный полковник Мун.

– Эти наемники ушли с планеты. Их операция провалилась благодаря её действиям. Только благодаря ей они были разбиты, и Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль это будет отражено в её послужном списке.

Трент мысленно подмигнул при этих словах, но внешне никак это не проявилось.

Произносимая ложь увеличивает и увековечивает все новые наслоения лжи.

– Звёздный полковник, её подразделение осталось без командира, а я успешно подтвердил свое звание звёздного капитана. Могу ли я рассчитывать, что вы назначите меня командиром второго тринария, воут?

По замешательству, отразившемуся на лице Муна, было видно, что он не ожидал подобных слов от Трента.

– Вы действительно звёздный капитан, но ваше подразделение сильно потрепано. В звене Руссо осталось лишь два человека, в вашем звене уцелели трое...

Было ясно, что Мун просто-напросто уходит Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль от ответа.

– Пока не прибудут новые мехи для пополнения и замены, я намерен отправить второй тринарий на переформирование, – продолжал Мун. – Когда он снова станет боеспособным, мы обсудим ваше место в нем. Все понятно, воут?



– Так точно, – ответил Трент. Он очень хорошо понимал, что хотел сказать звёздный полковник Пол Мун.

Трент вошел в старый барак, в котором Джудит поселилась, когда вступила в ряды Дымчатых Ягуаров. Он невольно вспомнил миг, когда был здесь последний раз, полтора года назад. Воздух был насыщен запахом плесени или чем-то вроде того.

Из-за груды ящиков появилась Джудит и подошла к Тренту. Они условились Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль, что встретятся в бараке сразу же после разговора Трента с полковником, поскольку это единственное место на территории штаба, где можно было поговорить приватно. Вряд ли в этой развалюхе установлены мониторы слежения.

– Полагаю, все прошло, как планировалось, звёздный капитан, – сказала Джудит.

– Так точно, – ответил Трент, оглядывая помещение, как бы удостоверяясь, что никто их не подслушивает. – Твоя редакция моего БоеРОМа оказалась великолепной. Теперь все знают, что Джез погибла от руки вторгшегося на Хайнер наемника.

У Трента, когда он убил Джез в болотах, практически не имелось выбора, однако никто не должен был знать, что один воин убил другого не в формальном испытании. На Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль их версию событий работал тот факт, что ни одному человеку Клана такая возможность даже в голову не придет. Никто не заподозрит, что он повинен в смерти собрата-воина во время битвы.

– Вы обдумывали то, о чем мы говорили несколько недель назад? – спросила Джудит. – Поэтому вы решили встретиться со мной здесь?

Трент несколько мгновений смотрел на нее, перед тем как ответить.

– Мой народ отклонился от истинного пути кланов. Я желаю вести людей в бой, но и этого мне не позволят. Перед тем как умереть, Джез дала мне понять, что разложение достигло самых верхов... вплоть до кресла хана клана. Я Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль не могу больше оставаться среди Дымчатых Ягуаров. Я не изменился, изменился клан. Я не могу понять, во что он превратился.

– Ну и?.. – спросила она.

Трент тяжело вздохнул, но держался по-прежнему прямо и гордо.

– Я хочу покинуть Дымчатых Ягуаров. Если ты можешь использовать свои связи, чтобы это устроить, то я хочу сделать это как можно скорее. В обмен на мое знание клана я прошу только одно – дать мне отряд, который я мог бы повести на славную битву.

Джудит выслушала не перебивая, затем медленно заговорила, тщательно подбирая слова:

– Это будет нелегко, звёздный капитан. Действительно, ваш боевой опыт, ваши знания Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль о Дымчатом Ягуаре представляют огромный интерес для любой разведки. Но те, с кем я связана за пределами зоны оккупации, ищут чего-то большего. Однако в обмен за одну конкретную информацию я могу гарантировать вам безопасный выход из клана, так же как и предоставление вам командной должности.

– Какую информацию? – настороженно спросил Трент. – О чем?

– Дорога Исхода, – твердо сказала Джудит. – Исследовательский Корпус пытается определить местоположение родных планет клана, но пока безуспешно. Я уверена, что если вы сможете предоставить нужные данные, то сможете потребовать любую воинскую часть Внутренней Сферы под свою команду.

Трент почувствовал, как кровь бросилась ему в голову

– То, чего ты просишь Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль, практически невозможно. Расположение наших родных планет – это величайшая тайна!

– Но это ваш билет на выезд отсюда, – настаивала Джудит. – И это ваша единственная надежда снова стать воином.

Трент уныло покачал головой:

– Маршрута, ведущего к нашим родным планетам, как единого целого не существует. Двигающиеся по Дороге Исхода прыжковые корабли совершают прыжки, имея в навигационных компьютерах небольшую часть карты. Она уничтожается при загрузке другого фрагмента карты для следующего прыжка. И эти фрагменты постоянно меняются. Маршрут, складывающийся из таких отрезков, никогда не повторяется. Даже наша гиперимпульсная связь действует подобным образом – сообщения передаются по сегментам так, чтобы по коммуникационной сети невозможно было проследить дорогу Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль к нашим родным планетам.

– Ясно, – сказала Джудит. – Но должен же быть какой-то способ, воут?

Трент стоял, все так же качая головой, но мозг его лихорадочно работал.

– Родные планеты расположены примерно на расстоянии года пути от Внутренней Сферы. Единственный способ получить нужные данные, который я могу придумать, это отправиться туда – то есть пройти Дорогой Исхода. А затем каким-то образом найти обратный путь.

Джудит кивнула:

– Точно, и мне кажется, я кое-что придумала. Есть кое-какие устройства, которые я могу прихватить в это путешествие и которые могут измерять длину прыжка. В сочетании с данными спектрального анализа разных звезд, расположенных на Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль пути, это дает нам возможность составить карту Дороги.

На изувеченном лице Трента отразился отблеск слабой надежды.

– Это год туда и год обратно в лучшем случае, Джудит. Ты должна знать, что воины клана моего возраста и положения не возвращаются с родных планет, если только они не ханы или не носители родового имени. Так не делается. Хотя я надеюсь поучаствовать в состязании за родовое имя Хоуэллов, ставшее вакантным после смерти Джез, но я сомневаюсь, что кто-нибудь согласится стать моим патроном. Звёздный полковник очень эффективно морально уничтожил меня. Воины вроде меня, не имеющие родового имени и слишком старые Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль, чтобы сражаться, часто отсылаются на родные планеты, но оттуда они не возвращаются.

Лицо Джудит просветлело при этих его словах, несмотря на их мрачный смысл.

– Вы превосходный воин. Рассматривайте все это как очередное тактическое сражение. Наверняка должны быть способы получить назначение, связанное с возвращением на родные планеты. Особенно если учесть страстное желание звёздного полковника Муна от вас избавиться.

Трент скрестил на груди руки и задумчиво опустил глаза. Его лоб испещрили неровные морщины, ломающиеся на стыке настоящей и синтетической кожи. Он размышлял долго и напряженно. Джудит верно заметила, что эту проблему следует рассматривать, как тактическую задачу, которую надо решить. Как бой местного значения Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль, который надо выиграть...

Рассматривая вопрос под разными углами, он внезапно понял, что решение есть, но плата будет высока – придется поступиться гордостью.

– Ты права, Джудит. Я знаю способ, как нам попасть на родные планеты. Назад выбраться будет гораздо труднее, но и тут должен найтись какой-то выход.

– Превосходно, и как же?

– Нам придется прибегнуть к уловкам и обману, чтобы добиться своего. В общем, мы должны сделать так, чтобы звёздный полковник Мун просто настаивал на нашей отправке туда...

Штаб планетарного командования Дымчатого Ягуара


documentamjjdsz.html
documentamjjldh.html
documentamjjsnp.html
documentamjjzxx.html
documentamjkhif.html
Документ Апреля 3055 года. Джудит вставила боевой чип нестираемой памяти – БоеПЗУ – в небольшой модуль