ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница

— Вовсе нет, просто я хотел сказать одной Дающей Имя лиринке то, что никогда никому не произносил вслух. Ради истории. Мои родители были эгоистичными, недальновидными монархами, которые позволили своим мелким разногласиям превратиться в войну, из-за их жажды власти уничтожившую замечательную цивилизацию, которую создал их народ на пустом месте. Чтобы описать Энвин и Гвиллиама, их алчность и самовлюбленность, достаточно одного слова — зло.

Он на секунду замолчал, а потом заговорил таким тихим голосом, что Рапсодии пришлось напрячь свой слух, чтобы его услышать.

— И хотя, возможно, многие скажут, что я пристрастен, и откажутся мне верить, я клянусь тебе, Рапсодия: мой отец, Гвиллиам, отличался невероятным ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница эгоизмом, что и привело его к злу, а вот Энвин была порочной и безнравственной на гораздо более глубоком уровне. Ллаурон наверняка со мной не согласится — если пожелает появиться из эфира или из других стихий, где бы он там сейчас ни обитал, — поскольку всегда принимал сторону матери, но, несмотря на все доводы моего брата, я могу сказать тебе на основании собственного опыта, что Энвин была настоящим воплощением зла. Она не имела души, моя мать была проклята способностью видеть только Прошлое, которое постоянно напоминало об обидах, нанесенных ей, унижениях и предательствах — обо всем, что люди обычно стараются похоронить в прошлом, чтобы получить ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница возможность двигаться вперед. Может быть, всякий, кто попал бы в такое положение, стал бы злым. Но безжалостность Энвин имеет более глубокие корни. Нет ни малейших сомнений, что именно она позволила демону, которого ты и твои друзья уничтожили, обрести такую силу, скрываться в течение долгих столетий и лелеять свои планы мести. Но я знаю больше, много больше. И могу сказать тебе, что в те мгновения, когда я смотрел в глаза своей матери, я видел Подземные Палаты. И пусть она навечно там и останется.

Он дал сигнал носильщикам, чтобы они вынесли его из комнаты, оставив ошеломленную Рапсодию одну.

Пещера потерянного ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница моря, Гвинвуд

Логово Элинсинос осталось точно таким же, каким Рапсодия его запомнила.

Нынешнее путешествие, проделанное вместе с Эши, получилось совсем не таким трудным, как предыдущее. Тогда они не верили друг другу и вся земля была полна скрытым злом, пропитана ядом невидимого ф'дора, в результате даже союзники смотрели друг на друга с подозрением. Теперь, когда они ехали в пещеру, спрятанную меж камней на склоне холма возле маленького лесного озера, во власти любви и радостного ожидания рождения ребенка, король и королева намерьенов с теплотой вспоминали о своем первом путешествии, навсегда похоронив недоверие и язвительность.

Озеро у подножия холма замерзло, и на ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница его покрытой льдом поверхности, как в зеркале, отражались стоящие вдоль берега деревья.

Из глубин пещеры послышался голос, в котором одновременно сливались сопрано, тенор и бас:

— Привет, Прелестница. Ты привела с собой мужа и ребенка. Как мило.

Рапсодия рассмеялась:

— Привет, Элинсинос, мы можем войти?

— Да, конечно, заходите.

Эши и Рапсодия по узенькой тропе спустились в драконье логово.



Огромная драконица, мать и хозяйка этого континента, поджидала их в просторной пещере, полной сверкающих монет, шкатулок с драгоценностями и прочих реликвий, добытых у жадного моря, — трезубцев и носовых украшений с погибших кораблей, румпелей и штурвалов, превращенных в люстры, мерцающие тысячами огоньков. Как всегда, Рапсодия ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница постаралась не поддаться гипнотическому очарованию радужного сияния ее глаз, в которых то сжимались, то вновь расширялись удивительные зрачки с вертикальным разрезом, доставшиеся по наследству всем ее потомкам, не исключая и Эши. И в этих чудесных глазах плясали искорки веселья.

Гигантский зверь приподнялся из соленой воды озера, заполнявшей дно пещеры, и стала видна сверкающая чешуя змеиного тела, подвижного, точно ветер. Элинсинос уже давно рассталась с физическим телом и существовала в форме стихии — такой же выбор сделал ее внук Ллаурон, отец Эши.

— Ты пришла меня навестить, Прелестница? — спросила драконица, поудобнее устраиваясь на полу пещеры.

— Да, — кивнула Рапсодия. — И я ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница надеюсь, ты расскажешь мне, как правильно выносить дитя дракона и есть ли способ облегчить беременность.

— А как ты себя чувствуешь сейчас? — поинтересовалась Элинсинос.

Рапсодия задумалась. Тошнота исчезла в тот самый момент, как она вошла в логово драконицы, ее успокоил ритмичный шум волн маленького соленого моря. И хотя сумерки, царившие в пещере, и замкнутое пространство напомнили Рапсодии путешествие по Корню, неугасимая любовь, разлитая в самом воздухе этого места, изгоняла страх, который она обычно ощущала под землей. Морские сокровища, собранные здесь, были знаком вечной любви к погибшему сереннскому моряку Меритину-Страннику, он первым ступил на землю, принадлежавшую Элинсинос, И, взяв ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница ее в жены, непреднамеренно основал династию, которой будет суждено создать, уничтожить и вновь воссоздать новое государство на ее континенте.

— Лучше, — удивленно проговорила Рапсодия. — Мне стало заметно лучше.

Элинсинос смотрела на нее со смесью любви и тревоги.

— Ты сможешь некоторое время присмотреть за моей женой, прабабушка? — обратился к драконице Эши, помогая Рапсодии улечься в гамак, который висел возле каменной стены на забитых в нее трезубцах.

— Конечно, — пропел ветер, который Элинсинос использовала в качестве голоса. — Вы уже выбрали имя для своего ребенка?

Будущие родители переглянулись.

— Мы говорили на эту тему, но решили, что сначала должны на него посмотреть, — ответила Рапсодия.

— Прекрасно ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница, — усмехнулась Элинсинос. — Особенно если учесть, что ребенку дракона необходимо имя, чтобы он родился на свет и обрел определенную форму.

— Э… нет, я этого не знала, — пробормотала Рапсодия.

— Дракон вылупляется из яйца, будучи еще только стихией, — пояснила Элинсинос. — Драконы состоят главным образом из стихии Земли, но все же в них есть и остальные стихии, поэтому имя во многом определит, каким будет ребенок. Так что постарайтесь сделать удачный выбор. Многие драконицы пребывают в раздражении после откладывания яйца, и имена, которые они дают своим отпрыскам, когда те вылупляются, получаются злыми.

— Но разве с нашим ребенком будет так же? — недоверчиво спросил Эши, усаживаясь рядом с огромной ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница грудой монет, отчеканенных из голубого металла, который добывали высоко в горах. — Насколько я понимаю, он или она будет драконом лишь отчасти, поскольку в жилах нашего малыша смешана кровь представителей трех рас и ему перейдут только некоторые черты и свойства, присущие твоему народу.

Огромная драконица пожала плечами, и у нее этот жест получился таким забавным, что Рапсодия захихикала.

— Все звери получаются разными, — задумчиво молвила Элинсинос. — Невозможно предвидеть, какое соотношение крови будет у твоего ребенка. Если разобраться, на свете существует всего несколько драконов, и все они являются моими родственниками. Три моих дочери, Мэнвин, Ронвин и Энвин, драконицы в первом поколении. Из ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница них лишь у Энвин было потомство. Существует еще четыре дракона, три сына Энвин: Эдвин, Ллаурон и Анборн — и, конечно же, еще ты, муж Прелестницы. И все вы разные, хотя у вас есть общие черты. Кто знает, каким будет ваш ребенок? Он или она будет особенным.

Эши улыбнулся, глядя на свою прабабку.

— Мудрые слова. И мы будем любить нашего ребенка, каким бы он ни оказался. Я лишь рассчитываю, что ты объяснишь своему праправнуку, как жить в мире с его второй драконьей сущностью. Меня никто этому не учил, и мне, помнится, пришлось очень нелегко, я не хочу, чтобы ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница наше дитя прошло этот путь.

Элинсинос обиженно фыркнула.

— Драконы — существа открытые по своей природе, муж Прелестницы, — заявила она. — Именно человеческая кровь портит драконий характер. Мы стараемся оберегать свою землю, потому что таков наш долг. Мы последние стражи первородной стихии, породившей нас. Драконы чувствуют и понимают землю, как никакие другие, даже Первородные расы. Лишь мы знаем истинную цену смерти, ибо для нас это абсолютный конец, ведь у драконов нет души, как у других существ. Ни один дракон не замыслит убить другого дракона, какой бы сильной ни была его ненависть, поскольку мы понимаем, что наша раса должна существовать. Это знание старше меня самой, старше ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница всех нас. Но мне неизвестно обладают ли им молодые драконы. Подозреваю, что оно есть у сыновей Энвин — они никогда не пытались убить друг друга или свою мать, в особенности Ллаурон. Но Энвин… Я не уверена, станет ли она следовать обычаям драконов, если это будет противоречить ее целям. — Элинсинос посмотрела на Эши, и разноцветные блики заплясали на блестящих монетках, разбросанных по всей пещере. — Да и о тебе не так уж много упоминаний в исторических летописях. Нам еще только предстоит узнать, останешься ли ты верным драконьему кодексу, или смешанная кровь позволит тебе его нарушить.

— Да, на моих руках есть кровь ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница, — печально проговорил Эши. — Но это не кровь моих родственников. Однако если бы у меня был шанс добраться до моей бабушки, когда она в облике драконицы с воздуха атаковала Намерьенский Совет или когда унесла в небо мою жену, я бы без колебаний вырвал ее сердце. К счастью, погибла она от руки Рапсодии, но я не стану утверждать, что скорблю о смерти Энвин. Она была злой, порочной, кровожадной женщиной, и ее кончина стала настоящим благословением для всех.

— Преждевременная смерть никогда не бывает к счастью, — качнула огромной головой Элинсинос. — Ты так говоришь потому, что еще не сумел это понять. Как не понимала и ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница я, до тех пор пока не погиб Меритин. Никогда прежде я не ощущала смерть, не чувствовала ее отвратительный вкус на губах. Животные, которых я поедала, — быки, олени и им подобные — безусловно, погибали до срока, но таков закон природы — их гибель поддерживала жизнь, поэтому она не несла в себе горечи. Однако в смерти Меритина было нечто окончательное. И вместе с ним ушла часть моей жизни.

Рапсодия протянула руку и погладила чешуйчатое тело драконицы.

— Меритин отдал свою жизнь, спасая свой корабль и большую часть Первого флота. Его смерть тоже породила жизнь, Элинсинос. То была огромная жертва с его и с ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница твоей стороны, но беженцы с Серендаира получили и использовали второй шанс. Быть может, это одна из самых замечательных жертв в истории.

Элинсинос яростно затрясла головой.

— Нет, Прелестница. Я расскажу тебе о величайшей жертве. Важно, чтобы вы оба о ней знали, потому что это самое лучшее наследство для вашего ребенка и он его получит вместе с кровью дракона. Я расскажу вам о Завершении. Вам известны истории о Преждевременье, о великих битвах, когда четыре Первородных народа — дети воздуха, земли, воды и эфира, или, иначе, кизы, драконы, митлины и серенны, — объединились, чтобы низвергнуть пятую расу, разрушителей, огненных демонов ф'доров, в самое чрево ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница земли и спасти весь наш мир от неминуемого возвращения к хаосу. Вам, несомненно, известно, что, когда ф'доры были повержены, драконы добровольно отдали почти весь свой Живой Камень для создания Подземных Палат, в которые представители Первородных нас сумели заточить?

— Да, — кивнул Эши.

— Но ты не знаешь, мой внук, муж Прелестницы, что Подземные Палаты, построенные главным образом из нашего драгоценного Живого Камня, не были идеальной темницей. Прародитель всех драконов, первый дракон, понимал, что узница из Живого Камня не сможет их удержать. И тогда он принес величайшую жертву в истории. Эта жертва известна всем драконам как Завершение. Дракон, принимая решение умереть ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница, распрощаться с жизнью, понимает, что для него не существует загробного бытия, что за последней гранью не будет ничего никогда. Чаще всего подобное решение приходит после очень долгого, а к концу совершенно пустого существования. Дракон так устает, что хочет заснуть и больше никогда не просыпаться, боль и усталость становятся невыносимыми, и он попросту перестает хотеть жить. Он уходит в небытие. Но такой конец оставляет кое-что после смерти — кровь, текущая в жилах дракона, превращается в золото. А вместе с ним сохраняется то, что являлось сутью дракона, — алчность и собственнический инстинкт. Почему люди так любят мягкий желтый металл ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница, который никак не продлевает их жизнь, не делает их умнее или красивее? Они не могут удовлетворить при помощи золота свой голод или исцелить раны и болезни. Они даже не в состоянии выковать из него оружие. Тем не менее они сражаются из-за него, совершают ужасающие преступления, даже готовы отдать за него свои души. В этом люди похожи на драконов.

— Я никогда об этом не думала, — призналась Рапсодия, делавшая заметки в своем дневнике.

— Прародитель предвидел, что ф'доры могут вырваться из Подземных Палат. И после всех смертей и разрушений, после всех жертв, принесенных для того, чтобы заточить драконов в темницу, он ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница понимал, что они могут вырваться на свободу, и представлял, что за этим последует. Вот почему как раз в тот момент, когда ф'доры попытались разбить замок своей темницы, Прародитель обвил Подземные Палаты своим неправдоподобно огромным телом, сделав его частью структуры Живого Камня, отгораживающего тюрьму ф'доров от окружающего мира. Как только он окутал Подземные Палаты своей сущностью, Прародитель перешел в состояние стихий, а затем расстался с каждой из них — эфиром, водой, воздухом и огнем. Его тело высохло и затвердело, превратившись в огромную скорлупу, внутри которой оказались Подземные Палаты и которая не позволяла ф'дорам вырваться на свободу. Так ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница произошло Завершение. Таким было его наследство, и оно переходит к вашему ребенку. Каждый дракон обладает способностью к Завершению, но ни один, насколько мне известно, больше никогда так не поступал, поскольку нет более окончательного и безоговорочного способа умереть. От тебя не остается даже золота или драгоценных камней, которые когда-нибудь будут украшать пустые головы королей или руки и прически тщеславных женщин. Драконы дорожат Землей, приютившей все остальные существа, поэтому мы принесли огромные жертвы, чтобы ее сохранить.

Король и королева намерьенов молча посмотрели друг на друга.

— Вот так все и было, — сказала в заключение Элинсинос. — А теперь, муж Прелестницы, поешь чего-нибудь ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница, чтобы тебя не мучил голод на пути домой и чтобы ты мог нас потом навещать.

На полу пещеры появились булочки и вазочки с джемом.

Эши рассмеялся:

— Ладно, я понял твой намек, прабабушка. Я поем и уйду, чтобы ты могла побыть с моей женой наедине. Я знаю, что мешаю вам, а мне совсем не хочется, чтобы на меня дохнули пламенем, посему повинуюсь.

— Только не смеши меня, — проворчала драконица. — Ты же знаешь, что я должна обрести какую-нибудь определенную форму, чтобы на тебя дунуть. Я же вовсе не намерена этого делать. А теперь принимайся за джем! И убирайся отсюда.

После того ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница как Эши ушел, Рапсодия решила заняться переводом документов, привезенных Акмедом, как она ему и обещала.

— Я забыла тебе сказать об одной важной вещи, Элинсинос, — проговорила она, внимательно изучая манускрипты и переписывая музыкальные ноты. — Я просила моего друга Акмеда весной прийти сюда.

Драконица повела могучими плечами.

— Ты рассказала ему, где мое логово?

— Нет, — быстро ответила Рапсодия, — я бы никогда так не поступила без твоего разрешения. Я сказала ему, чтобы он пришел к Тарафелю, а я своим голосом приведу его к месту нашей встречи. Он способен следовать за звуком своей именной ноты, если я начинаю ее напевать. И хочу сразу тебя предупредить ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница: мы с Акмедом часто спорим, так уж у нас повелось, но он никогда не причинит мне вреда. Поэтому, если мы начнем ругаться, когда встретимся, пожалуйста, не вмешивайся. Я бы не хотела, чтобы он сгорел возле собственного костра.

— Очень хорошо, — нежно пропел ветер в пещере, но было ясно, что у Элинсинос есть свое мнение по данному вопросу.

Так они и проводили время, испытывая удовольствие от общества друг друга: драконица наслаждалась своим сокровищем, королева намерьенов переводила документы, а потом она поняла, что в них содержится. Дрожащими руками Рапсодия сложила манускрипты и спрятала их в металлическую шкатулку. К горлу подступила тошнота, но сейчас ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница она была вызвана вовсе не беременностью.

— О добрый Единый Бог, — прошептала она.

Гвинвуд, к югу от реки Тарафелъ

Когда Эши приблизился к противоположному от логова драконицы берегу замерзшего озера, его охватило неприятное ощущение, которое распространилось от спины к кончикам пальцев. Через мгновение оно исчезло.

Эши остановился на скрипучем снегу и резко обернулся, он узнал вибрации и теперь искал их источник, но в древнем лесу было пусто. Темная зелень хвойных деревьев являла собой яркий контраст с голыми ветками, на которых еще оставались мертвые коричневые и порыжевшие листья, но вскоре и их унесут холодные зимние метели. Да и уже сейчас по ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница высокому берегу озера гулял ледяной ветер.

— Где ты, Ллаурон? — требовательно воззвал король намерьенов.

Ответа не последовало, лишь ветер гнал снег по гладкому льду озера.

Рассерженный Эши выхватил из ножен свой меч. Кирсдарк, клинок стихии воды, похожий на пенящиеся волны моря, ожил в его руке и засиял гневом, отразив настроение Эши. Он поднес лезвие к глазам и сквозь него посмотрел на окружающий ландшафт.

Мир за бегущими по клинку волнами был тусклым и плоским, словно надпись на могильной плите, которую сровняло время, и лишь ручейки, бежавшие по трещинам и полустершимся буквам, делали их видимыми. Так и взгляд Эши, проходя ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница сквозь лезвие меча, различал стихийные формы, парящие над кронами деревьев и невидимые для обычного человеческого глаза.

Огромное, серебристо-серое, как ветви клена, тело дракона зависло в воздухе неподалеку от него.

— Я вижу тебя, отец, — сердито сказал Эши. — Ты можешь себя показать.

Раздался тихий вздох разочарования.

— С тобой никогда не имело смысла играть в прятки, — раздался звучный баритон, легкий и мелодичный. — Твое драконье чутье отличалось остротой даже в те времена, когда ты был ребенком. И если тебе требовалось больше нескольких секунд, чтобы меня найти, мы оба знали, что ты просто хочешь мне польстить.

— Я уже давно вырос из подобных игр ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница, — с горечью сказал Эши, убирая Кирсдарк в ножны. — Три года назад я сказал тебе, чтобы ты оставил в покое мою жену и вообще всю мою семью. Однако ты появился именно здесь, рядом с логовом Элинсинос, воспользовавшись своим умением мгновенно перемещаться при помощи стихий. Какое совпадение! Что тебе нужно?

— Ничего плохого, уверяю тебя, — ответил Ллаурон, но в его голосе появилось легкое раздражение. — И не нужно грубить. Я твой отец, Гвидион. Во всяком случае, был отцом, пока оставался человеком.

— Но ты с радостью отказался от своей человеческой сущности ради пустого бессмертия, — заявил Эши, натягивая перчатки из шкуры ягненка. — И с легкостью ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница пожертвовал покоем моей жены — ее до сих пор иногда терзают кошмары при воспоминании о том, как она по твоему настоянию «тебя сожгла» на том фальшивом костре при помощи вспышки звездного огня. Я сказал тебе тогда, и повторяю сейчас: держись от Рапсодии подальше. Она дорого заплатила за твой переход в новую форму, и я намерен проследить, чтобы ей больше не пришлось из-за тебя страдать.

— Твоя жена давно простила меня, Гвидион, — промолвил голос.

Воздух над деревьями задрожал, меняя цвет и уплотняясь, а потом на этом месте возник огромный туманный змей с переливающейся чешуей цвета гаснущих угольков, мерцающей серебряными и золотыми бликами. Огромные крылья ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница были сложены и прижаты к бокам, так что дракон очень походил на громадного змея длиной более ста футов от ноздрей до хвоста, из которого торчали острые шипы.

— Как жаль, что ты так и не сумел последовать ее примеру.

— Меня гораздо больше, чем Рапсодию, заботит ее благополучие, — угрюмо заметил Эши, глядя в ближайший фасеточный глаз огромного эфирного дракона с вертикальным разрезом зрачка. Лишь немногие люди могли смотреть в такие глаза и не утонуть в них навсегда, но Эши, в жилах которого текла кровь дракона, спокойно встретил этот взор. — И я буду охранять Рапсодию от всех неприятностей и тревог, я ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница не хочу, чтобы ты ею манипулировал, как уже делал множество раз. Так что отправляйся по своим делам, Тебя здесь никто не ждет.

Ветер пронесся по поляне, взметнув облачко пушистого снега, и вновь поднялся к верхушкам деревьев.

Наконец дракон заговорил, и в его голосе звучала глубокая печаль:

— Значит, ты не позволишь мне видеться с моим внуком?

Эши вздохнул.

— Так вот о чем речь? Тебя интересует наше дитя. Но почему? Какое тебе до него дело? Если я не ошибаюсь, у тебя был ребенок, но он служил лишь инструментом для достижения твоих целей. Какие цели у тебя теперь, Ллаурон? Мне ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница казалось, что подобные устремления исчезнут вместе с прахом человеческого тела, которое сгорело на костре, когда ты убедил мою не ведающую о твоих истинных намерениях жену призвать звездный огонь, чтобы ты смог трансформироваться в форму стихии. Неужели тебе нечем занять себя теперь, когда ты превратился в ветер, землю, воду и эфир, в чистую желчь ?

— Похоже, ты всегда считал, что во мне нет ничего, кроме желчи. — Ллаурон лениво расправил прозрачные крылья. Они, словно туман, не встретив ни малейшего сопротивления, прошли сквозь ближайшие ветви деревьев. — Наверное, мне нечего тебе возразить. Но неужели ты не можешь представить, Гвидион, что в моем возрасте хочется тех ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница же радостей, которые испытывают другие будущие дедушки, — знать о благополучии своих потомков?

Из горла Эши вырвался глухой кашель, больше похожий на рычание.

— Да, не могу, — коротко бросил он. — Ты говоришь, что хочешь быть дедушкой?

— Конечно. — Дракон взмахнул крыльями, и воздух наполнился падающей листвой. — Внуки — это второй шанс обрести счастье, потерянное нами в начале жизни, Гвидион. Я ужасно хочу поближе узнать тех, в чьих жилах течет моя кровь. Если ты хоть что-то знаешь о нашей расе, тебе должно быть известно, что дракон выше всего ценит свое потомство.

— Да, мне это очень хорошо известно, — ответил Эши, вставая так, чтобы ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница оказаться между эфирным драконом и тропой к логову Элинсинос. — И поскольку я и сам ставлю свое потомство выше всего остального, то сделаю все, чтобы избавить мое дитя от безжалостных манипуляций одного из его ближайших родственников. Я не хочу, чтобы ребенок чувствовал себя бесполезным, жалким или проклятым. Мне эти ощущения слишком хорошо знакомы благодаря моему чудесному детству. Я не допущу, чтобы мой сын или дочь испытали то же самое. Никогда. И я знаю, что Рапсодия со мной согласится. Так что уходи отсюда. Я не верю в твою искренность. Ты всегда руководствовался скрытыми мотивами, которые позволяли тебе добиваться своих целей за счет других ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница. Но поскольку сейчас другие — это моя жена и ребенок, я тебе этого не позволю. Ведь я и сам в какой-то мере дракон, и для меня нет ничего важнее, чем они. Уходи.

Грустное выражение в глазах дракона сменилось задумчивостью, Эши не раз видел это выражение в те времена, когда еще отец не отринул человеческое тело. Ллаурон производил перегруппировку доводов, переключаясь из сферы эмоциональной, где только что продемонстрировал слабость, в сферу логическую, где всегда был силен.

— Значит, ты хочешь лишить меня общения с ребенком ради его же блага?

В глазах Эши вспыхнула мучительная боль, и он был вынужден потереть ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница их костяшками пальцев.

— И Рапсодии, — поморщившись, добавил Эши.

Дракон задумчиво кивнул.

— Ты полагаешь, что твоему внуку будет лучше, если он вырастет, не зная деда?

— Как это ни грустно, но ты совершенно прав.

— Как недальновидно с твоей стороны. — Огромный серый дракон слегка качнул крыльями, снежинки взмыли в воздух, и порыв холодного ветра заставил Эши зажмуриться. — А тебе не приходило в голову, что твой ребенок, который был зачат в тот момент, когда кровь дракона набрала в тебе максимальную силу, станет в большей степени драконом, чем ты сам? И у него практически не будет возможности общаться с другими представителями нашей расы — драконы ныне встречаются ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница редко. Уже не говоря о тех, которые к тому же являются его родственниками…

— Ребенок сможет всему научиться у Элинсинос. — Эши все больше раздражался из-за того, что продолжает этот ненужный разговор. — Она его прапрабабушка, настоящая драконица, а не полукровка, как ты. Я не сомневаюсь, что она с радостью научит моего ребенка всему, что необходимо. Кроме того, она никогда не предавала ни Рапсодию, ни меня. Так что спасибо тебе за предложение, но можешь мне поверить, мы позаботились об этой стороне образования нашего ребенка.

— Моя бабушка никогда не жила среди людей в облике человека, — тут же возразил Ллаурон, и серебристая чешуя ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница дракона засверкала, переливаясь. — Она приняла человеческое обличье — точнее, облик сереннской женщины, — чтобы привлечь внимание Меритина. Возможно ее познания касательно истории древних времен глубже, чем у меня, прожившего большую часть жизни в теле человека, но с тех пор, как я перешел в форму стихии, я многое узнал, Гвидион. И мне есть чем поделиться с ребенком — я уверен, ты не можешь отбросить все то, чему научил тебя я.

Эши сделал глубокий вдох, и морозный воздух наполнил его легкие. А в ушах прозвучали слова Рапсодии, произнесенные ею с непререкаемостью Дающей Имя во время Совета, на котором они были избраны правителями намерьенов ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница.

«Вот что я бы вам сказала, если бы была ограничена во времени: Прошлое ушло. Учитесь у него, но дайте ему уйти. Мы должны простить друг друга. Мы должны простить себя. И только после этого наступит истинный мир».

Эши посмотрел в глаза парящего перед ним прозрачного зверя, с волнением ожидавшего его решения. В них светился ум, но в них читалось и еще что-то. Эши не мог бы сказать что, но ему показалось, будто это тоска или нечто ей сродни.

Ему невольно пришло на ум его детство, в голове пронеслись самые ранние воспоминания, относившиеся к тем временам, когда ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница в нем еще не проявилась сущность дракона, к тем чудесным дням невинности, когда они с Ллауроном бродили по лесу, и отец рассказывал ему о каждом растении или дереве, пел морские песни и древние баллады, учил ходить под парусом и плавать в океане, что позднее стало важнейшей частью его жизни. Эши был поражен: добрые воспоминания никуда не исчезли, несмотря на то, что позже ему пришлось столкнуться с эгоизмом Ллаурона и его многочисленными обманами, его стремлением использовать сына — и еще того хуже, Рапсодию — в своих целях, какими бы они ни были благородными.

— Я верю, что ты искренне хочешь стать частью жизни ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница своего внука, отец, — наконец сказал он, поморщившись при виде надежды, вспыхнувшей в серо-голубых глазах дракона. — Но ты ведь не ограничишься полезными уроками истории, а другие твои уроки могут оказаться смертельно опасными для ребенка. Я бы хотел, чтобы наша жизнь сложилась иначе. Мне очень жаль.

Он быстро повернулся и пошел прочь, оставив на поляне парящего в потоках ледяного воздуха Ллаурона.

Змей долго смотрел ему вслед. Восприятие дракона позволило Ллаурону следить за сыном на протяжении пяти миль. Он отметил, как быстро тот шагает, вспыхнувший на его лице румянец, волнение в груди. А потом, когда Эши оказался вне пределов его досягаемости, Ллаурон медленно ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница растаял, вновь превратившись в ветер, и исчез, оставив на сухой листве, устилающей землю, золотые капли слез.

РЕЗНЯ

Священный город-государство Сепульварта

Внешнее кольцо города, представлявшее собой лабиринт узких улочек, извивающихся меж бело-серых мраморных зданий, располагалось у подножия холмов, которые по мере удаления от городских стен постепенно превращались в горные хребты, с южной стороны служившие естественной границей с Сорболдом. Величественные здания Сепульварты — дома, музеи и храмы — сияли в лучах утреннего солнца, отчего казалось, что весь священный город окружен мерцающей дымкой.

Но, словно этого было недостаточно, в самом центре столицы патриархальной религии возвышалось огромное строение — Шпиль, или Лиантаар, великая базилика ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница Звезды, самая почитаемая из всех базилик стихий. Она являла собой настоящий подвиг магии и инженерной мысли — ее основание занимало целый квартал, и, будто вырастая из него, храм, сужаясь по конусу, вздымался на высоту в тысячу футов, ограничиваясь совсем тонкой вершиной, которую венчала сияющая серебряная звезда.

Легенда гласила, что в звезде заключен кусочек эфира — звездного тела по имени Мелита, известного по преданиям намерьенов как Спящее Дитя, которое упало на Землю во время Первого века. От этого удара Остров вдвое уменьшился в размерах. С тех пор сияющая звезда в течение четырех тысячелетий покоилась на дне океана, нагревая до кипения воды, а потом ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница поднялась на поверхность, окончательно уничтожив Остров. Кусочек звезды отправился вместе с намерьенами в новые земли — во всяком случае, так утверждали историки — и теперь сиял с вершины Шпиля днем и ночью. Звезду можно было увидеть с расстояния в сотни лиг.

Лазарис и два других священника, спасшихся с площади Джерна Тал, следовали на этот свет, как на огонь маяка. Они понимали: если их кто-то узнает, то немедленно передаст в руки Талквиста, доселе считавшего их мертвыми и который непременно позаботится, чтобы эта его уверенность не была напрасной. Вот почему они двигались вперед медленно и осторожно, присоединившись к каравану пилигримов, направлявшихся ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница в священный город. Паломники охотно приняли их и разрешили трем священникам путешествовать вместе с ними. Но как только стал виден Шпиль, Лазарис и его помощники распрощались с приютившими и дальше отправились самостоятельно, чтобы поскорее добраться до Сепульварты, отыскать там Благословенного Сорболда, Найлэша Моусу, и рассказать ему о свершившемся святотатстве, свидетелями которого они стали.


documentamiuxxp.html
documentamivfhx.html
documentamivmsf.html
documentamivucn.html
documentamiwbmv.html
Документ ПРОБУЖДЕНИЕ 16 страница