лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал

СЛУЧАЙ В ПРЕДГОРЬЕ

Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал. И виной тому было стремление королевы показать султану, как сильно она желает отыскать Кремона Невменяемого, “неожиданно” ушедшего на прогулку в горы.

– Поднимите всех своих людей по тревоге и проверьте предполагаемые маршруты нашего гостя. Не хватало, чтобы с ним что‑то случилось! Заодно адекватно оцените боеготовность подчиненных.

Лишь последнее утверждение помогло смириться с бессмысленным приказом. Погода отличная, сухо, так что ночная прогулка по горам доблестным егерям действительно не повредит.

Это распоряжение было оглашено во время званого ужина, после того как все посыльные доложили королеве об отсутствии разыскиваемого героя. Вначале Дарина Вторая лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал поделилась возмущением нерасторопностью слуг со своим венценосным коллегой, а потом ее взгляд неожиданно наткнулся на Брига Лазана. В королевской голове тут же родилась мысль, и уже через час в предгорьях асдижон раздавал приказы своим десятникам и указывал намеченные им маршруты движения. Семь мини‑отрядов по двадцать пять егерей ушло по крутым горным тропам, а восьмой приступил к отработке приема “скрытая охрана” и растворился прямо на ровной поверхности окружающего взгорья.

Затем командир егерей беззаботно расположился в своей палатке, приказав вестовому будить его лишь по возвращении отрядов. По его подсчетам, у него пять часов сна.

Но случилось непредвиденное. Лишь только Бриг начал лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал задремывать, как возле его небольшого лагеря, погруженного в темноту, послышалось рычание похасов, конское ржание и бряцание оружия. А в следующий момент благозвучие горной тишины утонуло в грохоте сражения.

В таких случаях асдижон заводился с полоборота. Пропустить настоящую боевую стычку он считал кощунством. За возможность порубать кого‑нибудь мечом он с радостью мог отдать несколько вечеринок с друзьями.

Однако сейчас, как Бриг Лазан ни торопился, все равно успел лишь к финалу скоротечного сражения, чтобы осветить большим магическим шаром усеянную телами землю. Все нападавшие были молниеносно разоружены, сбиты наземь и сейчас хрипели под навалившимися на них егерями. Сидящие в засаде лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал воины самого элитного королевского подразделения задавили неожиданного врага количеством и ввергли в панику самим фактом своего присутствия. Даже не пришлось показывать свое воинское мастерство. Среди егерей не то что жертв, даже раненых не оказалось.

Сразу по горячим следам командир отделения выбрал самого испуганного пленника, оттащил его в сторону, и замахнулся хостом, прорычав угрожающе:

– Сволочь, ты убил моего брата! Вот за это я тебя…

Договорить ему не дали, как и завершить расправу. Два дюжих товарища повисли у него на руках, а Бриг Лазан уже пытался оттащить повизгивающего пленника, успевшего обмочиться от страха. Пока его заместитель пробовал “вырваться” и “отрубить никчемную голову лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал”, асдижон постарался выведать у этой головы самое главное:

– Сейчас он тебя за брата на куски порубает…



– Нет! Это не я! Не я!

– …поэтому лучше сразу признайся: кто вы?

– Ловцы боларов!

– Почему передвигались ночью?

– Время сберечь хотели, – глотая слова, торопился ответить пленник, краем глаза косясь на бушующего егеря. – Чтобы с утра первыми на перевал взойти и крепость дозорную проскочить сразу после открытия ворот. До Чингалии‑то путь неблизкий. Ведь потом дорогу перекроют, говорят, весь королевский двор отправляется к озеру Слез.

– А почему на нас напали?

– Так мы уверены были, что это разбойники! Ведь что повадились делать некоторые лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал банды: охотники наловят, а те у них уже готовое забирают. Вот мы вперед дозором и пошли. Чай, не охота отдавать потом и мозолями заработанное.

Объяснения были так похожи на правду, что Бриг Лазан ткнул пленника лицом в землю, приказал лежать, а сам, создав еще один осветительный шар, прошел с несколькими подчиненными в ту сторону, откуда двигались нападавшие.

И действительно, через сотню метров увидел два десятка больших телег, на каждой из которых было крепкими, широкими лентами привязано по четыре больших или по шесть‑семь маленьких боларов. На – облучках никого не было, – видимо, возничие, испугавшись шума сражения, разбежались как тараканы. Теперь лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал будут петлять всю ночь до своих домов.

Обоз вызвал самые неприятные размышления. Оставив двоих егерей присматривать за телегами, Бриг Лазан с тоской в сердце вернулся к пленникам. В его жизни был один уникальный случай, после которого он относился к летающим растениям как… Как именно, он и сам порой не мог сформулировать. Подобные чувства в далеком юношестве вызывали у него хулиганистые соседские дети, от визга и шалостей которых хотелось иногда поймать первого же попавшегося и всыпать как следует пониже спины. Но… не больше! И к боларам он после того памятного случая относился так же, а то и с некоторым уважением. А уж вылавливать лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал этих детей природы и отвозить на продажу в соседнее государство…

Асдижон и раньше слышал об этом промысле, кривясь от этих рассказов, но сегодня ему впервые пришлось столкнуться с такими ловцами лично. И пока он рассматривал выставленных в ряд пленников, у него в голове созрел хороший план наказания. Тем более что, как один из самых приближенных к престолу, он имел право не только наказать, но и казнить преступников прямо на месте. А повод для наказания был серьезный.

Бриг Лазан несколько раз прошелся вдоль неровного строя, без труда вычислил вожака команды, неожиданно остановился перед ним и рявкнул прямо лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал в лицо:

– Кто старший?!

Мужик от неожиданности отпрянул, шмякнулся на пятую точку, но тут же рывком был вздернут на ноги присматривающими сзади егерями. Только после десятка бессвязных слов его лепет стал похож на нормальную речь:

– Господин, я у них за старшего…

– Звать как?

– Карп, господин…

– Что же ты, Карп, своих товарищей на казнь привел? Ведь знаешь, чем грозит нападение на егерей ее величества?

Если до этой поры из‑за ночной маскировочной одежды элитных воинов ловцы боларов никак не могли понять, в чьи руки они попали, то теперь слова асдижона повергли их в шок. Некоторое время все восемь человек смотрели лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал на командира горных егерей выпученными глазами, а затем до нелепости одновременно повалились на колени с воплями о пощаде. Причем городили такую околесицу, что впору было заткнуть уши и убежать в ночную даль.

Но Бриг стоически выждал несколько минут, отошел в сторону, и поманил за собой вожака прощавшихся с жизнью ловцов. Когда тот приполз к нему, согнувшись в три погибели, асдижон стал задавать вопросы:

– Карп, у тебя семья есть?

– Есть, господин, есть. И детишек трое.

– А у другое твоих?

– Как же иначе, господин, все мужики справные, хозяйственные.

– Вас что, большая нужда одолела?

– Никак нет, лучше многих живем.

– Тогда зачем вы этих лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал волшебных детей природы отлавливаете?

Мужик смутился и виновато развел руками:

– Так ведь все этим занимаются…

– И много зарабатываете?

– Дык… – вожак ловцов почесал в затылке, – совсем немного.

– Последний раз спрашиваю: зачем же тогда их ловите?

Пленник тяжко вздохнул, пожал плечами, но понял, что отвечать надо как на духу, от всего сердца:

– Так вы поймите, господин, не для наживы этим занимаемся. Скорей для забавы. Да и две недели в дороге – все отдых, разнообразие. У нас в эти дни сезона работы мало, вот и решили пережить приключение. Потом детям и женам привезем гостинцев и подарков из Чингалии. Пару месяцев дома – и лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал опять в поход…

– И много вас таких… любителей приключений?

– Да не очень. Потому как боларов, считай, всех уже изловили. Сами думали последний раз сходить.

Минуту Бриг Лазан молчал, но потом опять принялся расспрашивать:

– Почему же болары не улетают с вашими телегами?

– Так ведь по два похаса к телегам постромками привязаны.

– Ну мало ли как можно поднять, а вдруг?

– Так мы еще и мешки с песком к брусьям прикручиваем.

– Значит, не убегали ни разу?

– Куды ж они от нас денутся, господин? – удивился мужик, а в следующий миг асдижон схватил его за ворот рубахи и притянул к себе:

– А если бы деток лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал твоих вот так к телегам привязали да на продажу повезли?

Вожак хотел возмущенно что‑то возразить, но так и замер, парализованный гневным взглядом. Да еще осветительный шар так приблизился к их лицам, что у обоих волосы на голове стали потрескивать от нестерпимого жара.

– Ведь твои дети тоже беззащитные! Ведь они тоже никуда бы не делись от ловких пройдох с сетями! И чем тебе болары не угодили? Что плохого сделали?

Вожак ловцов пристыженно заморгал и признался:

– Ничего…

Бриг отпустил ворот рубахи и многозначительно проговорил:

– Мы здесь выполняем важное задание королевы, а вы…

Мужик опять рухнул на колени, и слова лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал из него полились водопадом:

– Господин, умоляю и за себя, и за своих другов, не ведали, что творили, и не желали мы никакого зла. Да и боларам ничего плохого не желали: им же все равно где летать, что у нас, что в Чингалии. Простите, господин! Клянусь, что ни я, ни мои люди больше никогда этим делом заниматься не будем и… отпусти нас, господин, смилуйся над нашими детками!

Бриг Лазан немного поворчал для вида, пару раз тяжело вздохнул, а потом позвал Карпа за собой. Вернувшись к телегам, вручил мужику кинжал и приказал:

– Отпускай всех бол аров. И чтобы щепочки с них лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал не упало!

Тот опрометью кинулся выполнять распоряжение. Причем делал это сноровисто, умело, – видимо, прекрасно знал, где какой узел располагается.

Болары взлетали лениво, словно недавно проснулись, хотя ночной образ жизни для зеленых шаров всегда считался более предпочтительным, чем дневной. Освобожденные летающие растения собирались на десятиметровой высоте и там словно поджидали своих остальных соплеменников. При этом они ворковали все интенсивнее и громче, и этот возмущенный гул довольно сильно испугал Карпа, который с опаской отступил к асдижону:

– Господин, как бы они того, на меня не бросились…

– Не переживай, возле Эль‑Митолана они будут вести себе смирно, не было случая, чтобы они напали в моем присутствии лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал. Отпускай остальных.

Действительно, хоть болары явно были настроены агрессивно, но атаковать при способном их сжечь маге они не посмели. Дождавшись полного освобождения всех особей, летающие растения резко набрали высоту и скрылись в неизвестном направлении.

А Бриг Лазан, перед тем как уйти, сделал Карпу еще одно наущение:

– Отныне можешь смело стращать всех остальных охотников тем, что асдижон горных егерей перекроет все дороги для торговли боларами. А кто ему попадется в руки, будет считать врагом короны и казнить на месте. Понятно?

– Да, господин! – И столько подобострастия, облегчения и желания навсегда забыть об этой ночи и возможном наказании слышалось в лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал голосе вожака охотников, что сразу верилось, никогда этот мужик не обидит ни одно из летающих растений.

Возвратившись к остальным пленникам, асдижон отпустил их к обозу, а сам опять отправился в свою палатку, не забыв бодрым окриком поблагодарить своих орлов за отличную службу. А про себя внутренне посмеиваясь от довольства: и жертв удалось избежать, и торговлю незаконную прекратить. А утром еще и на перевалы распоряжение уйдет, и к границе. Вряд ли теперь хоть одного болара из Спегото вывезут незаконными путями. Ну а законными… Так пока об этом речь и не идет.


documentamjnkrp.html
documentamjnsbx.html
documentamjnzmf.html
documentamjogwn.html
documentamjoogv.html
Документ лава 27. Асдижон горных егерей за последние несколько часов изрядно перенервничал